ВПГ"Ястребы" Среда, 22.11.2017, 04:37
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории раздела
Мои статьи [31]

Наш опрос
Как вам сайт ???
Всего ответов: 43

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Статьи » Мои статьи

ВВС России, так ли они сильны на самом деле
Министерство обороны России решило потратить 25 млрд рублей на покупку 24 истребителей МиГ-29. Не новых, а тех, от которых еще в 2007 году отказался Алжир. Согласно сорванному контракту, «Рособоронэкспорт» должен был поставить в эту страну 28 МиГ-29СМТ и 6 МиГ-29УБ. Однако, получив первые 15 истребителей МиГ-29СМТ, алжирские военные их забраковали, выяснив: товар им поставлен не первой свежести, с некачественными и бывшими в употреблении узлами и блоками, а то и вовсе с контрафактными деталями.

Скандальная история выплыла на поверхность еще в начале 2008 года, но тогда отечественные торговцы оружием всё отрицали, утверждая, что это происки французских конкурентов и продавшихся им алжирских политиканов. Попутно алжирских военных обвинили еще и в том, что они чуть ли не сами исчерпали ресурс самолетов, гоняя во время приемки их в хвост и гриву: налетали, мол, за считаные месяцы больше, чем пилоты российских ВВС за годы! Видимо, поставщики всерьез полагали, что алжирцы, подобно нашим авиаторам, летать будут исключительно на парадах и авиашоу.

Позже скрепя сердце авиастроители подтвердили: ушедшие в Алжир изделия были б/у, потому как производство МиГ-29 у нас уже давно свернуто. Вот, мол, и взяли лежалый товар из запасников Минобороны, использовав для его комплектации бэушные же узлы и детали. Но согласно контракту «Рособоронэкспорт» должен был поставить в Алжир новые машины — по системе trade in, в обмен на старые МиГ-29 в счет оплаты. А на официальном сайте РСК «МиГ» и вовсе обозначено, что «МиГ-29СМТ выпускается серийно с 2004 года».

Или авиастроители откровенно врут насчет серийного выпуска МиГ-29СМТ, или алжирцам в таком случае явно попытались впарить закамуфлированное под новинку старье.

Последнее весьма вероятно: с конца 1990-х годов серийного производства всех модификаций МиГ-29 фактически не ведется. Даже ВВС России с тех пор ни одного нового МиГ-29 не получали: под видом «глубокой модернизации» осуществлялся, по сути, штучный ремонт старых машин — не более того. Взамен МиГ-29 алжирцам предложили было суперновейший МиГ-35. Но те справедливо расценили это как откровенное издевательство: никакого МиГ-35 в природе реально не существует, ни в российских, ни в каких еще ВВС его нет, никто его серийно не производит — почти фантом. Срыв сделки нанес компании «МиГ» колоссальный ущерб — 320 млн долларов, а ее общая задолженность кредиторам к лету 2008 года достигала почти 1,7 млрд долларов.

Расследованием занялась ФСБ, довольно скоро установив: был и контрафакт, и брак, и старые запчасти, и, главное, заурядное мошенничество. Причем аналогичное дело — чуть ли не с одними и теми же фигурантами — ФСБ расследовала еще в 2005—2006 годах: тогда просроченные и контрафактные запчасти для МиГ-29 поставщики пытались сбыть полякам. Махинаторы приобрели старые блоки, узлы и детали за 3 млн рублей, навели марафет и, подделав документы, продали как новые. С алжирским заказом поступили аналогично.

Как установлено, зарегистрированная в Жуковском (Московская обл.) фирма «Авиатехносервис» за 10 млн рублей поставила нижегородскому авиазаводу «Сокол» 14 заведомо неисправных блоков предельных команд БПК-88. Блоки собрали из отслуживших свое узлов, выпущенных в 1993—1995 годах. По документам всё, разумеется, проходило как новое. Эти бракованные блоки и установили затем на МиГ-29 для Алжира. Вину, разумеется, свалят на субпоставщика — можно подумать, сборщики не знали, что ставят!

Алжирский скандал стал пощечиной лично Владимиру Путину. Хотя к браку он, конечно, никакого отношения не имеет, подставили его по полной программе — сделка прямо связана с его именем, ее заключили в марте 2006 года во время его визита в Алжир (тогда было достигнуто соглашение о списании алжирского долга России — 4,7 млрд долларов — в обмен на закупки российского оружия). Общую сумму военных контрактов оценивали почти в 8 млрд долларов, из них 1,286 млрд — за 34 истребителя МиГ-29.

К слову, с теми же МиГ-29 проблемы были и у Малайзии: в 1990-е годы им продали 18 МиГ-29СЭ. А когда возникли проблемы с запчастями, выяснилось, что поставщик ими обеспечить не может! Тогда малайзийцы вынуждены были разобрать на запчасти половину самолетов и больше о закупках МиГов не заикаются.

Применительно к Алжиру еще можно вспомнить проблемы, сопутствовавшие танковому контракту. Заказчика не устроило качество поставляемых ему Т-90СА: крайне невысокий (в сравнении с западными образцами) ресурс орудий из-за низкого качества орудийной стали. Но поставщики попытались убедить упрямых арабов, что стволы — расходный материал, а разница в их живучести связана «с иными, чем на Западе, взглядами на боевое применение танков». Видимо, наши танкостроители, подобно авиастроителям, всерьез полагали, что и танки алжирцы будут выводить лишь пару раз в год и на парадный плац. В этой связи еще можно припомнить и скандал, связанный с модернизацией для алжирских ВМС двух боевых кораблей: заказчик получил их обратно недоукомплектованными и с бракованным вооружением.

Пять лет назад на одном из совещаний по вопросам качества отечественного вооружения были приведены такие данные: на внутреннем рынке количество рекламаций на продукцию российских оборонных предприятий возросло в 10 раз, на внешнем — в 20 раз. Тогда же генерал Владимир Муравник, заместитель директора Федеральной службы по оборонному заказу, привел такие потрясающие данные: если в 2002 году иностранные заказчики предъявили российским производителям 622 рекламации, в 2003-м их было уже 861. С тех пор такие данные, компрометирующие отечественного товаропроизводителя, не публикуются.

На брак и низкое качество поставляемой продукции регулярно жалуются сирийцы. Бракованные ударные вертолеты Ми-35 (это экспортный вариант Ми-24) в 2003 году пытались всучить чехам. Одна из причин, по которой Китай начал сворачивать закупки российских вооружений, — падение их качества: половина всех рекламаций исходит именно от китайцев. В свое время едва удалось загасить скандал, разразившийся после поставок китайским ВМС эсминцев и подлодок с некондиционным вооружением: ракеты или не запускались, или не поражали цели. Был другой конфуз, когда выяснилось, что на эсминцы для Китая поставили не просто устаревшее оборудование, а «мусор, лежавший на складах 15 лет» (цит. по: «Ленинградская правда», 6 июля 2003 года). Были и проблемы с двигателями для Су-27, которые вдруг стали давать отказ после 15 часов работы...

Конфликты с индийцами вообще уже стали дежурным блюдом, один лишь казус с бесконечной переделкой авианосца «Адмирал Горшков» дорогого стоит — в прямом смысле. В начале прошлого года индийские моряки отказались принять у северодвинского судостроительного завода «Звездочка» дизельную подводную лодку «Синдувиджай»: брака до кучи и дефектное вооружение; было шесть испытательных пусков ракет 3М-54 — в цель не попала ни одна. И это уже традиция: когда индийским ВМС сдавали три фрегата проекта 1135.6, во время пробных стрельб все 100% пусков ракет «Стилет» провалились. Система либо вообще не стреляла, либо ракеты шли «в молоко». Из-за брака была отложена передача ВМС Индии в лизинг атомной подводной лодки Chakra. По утверждениям индийских военных, треть поставленных им Су-30МКИ уже небоеспособны из-за обилия дефектов. Предложенные индийцам противолодочные Ил-38 всем хороши, но субмарин упорно не обнаруживают даже на самых щадящих испытаниях. Поставленная Индии первая партия танков Т-90 оказалась некачественной...

Продолжать можно до бесконечности, но всегда одно и то же: российская оборонка уже и на экспорт выдает халтуру. Проблему много лет безуспешно дебатируют на самом высшем уровне. В последний раз — 30 декабря 2008 года на заседании комиссии по вопросам военно-технического сотрудничества с иностранными государствами. Тогда президент Дмитрий Медведев скажет открытым текстом: «нам необходимо неустанно следить» за качеством производимых вооружений. Потому как, «к сожалению, эти проблемы являются весьма актуальными и мы не должны краснеть перед нашими партнерами за поставки военно-технической продукции ненадлежащего качества». Значит, всё еще краснеем? И теряем рынки. Только шут с ними, с этими рынками: если даже требовательному клиенту пытаются впарить халтуру, остается лишь догадываться, сколь откровенный брак гонят уже для непритязательных родных ВВС. В свете того же алжирского казуса совсем по-иному воспринимается недавнее признание руководства ВВС России, что лишь треть всех состоящих у нас на вооружении МиГ-29, то есть около сотни, способны подняться в воздух. Другие две трети — небоеспособный хлам. На фоне которого даже отвергнутые алжирцами бракованные МиГ-29 — сущий подарок.

К концу 1991 года ВВС СССР насчитывали 211 авиационных полков и более 14 тыс. самолетов, включая около 7 тыс. боевых. Авиация ПВО насчитывала еще 70 авиационных полков и около 3 тыс. боевых самолетов. Находившаяся в подчинении сухопутных войск армейская авиация располагала примерно 5 тыс. вертолетов. После распада СССР часть авиационных группировок отошла к бывшим советским республикам. Однако основной авиационный парк остался под контролем РФ. В развитии военной авиации современной России можно выделить три основных этапа.

Первый (1992-1998 годы) — это период быстрых массированных сокращений численности авиации при сохранении в общем неизменной структуры ВВС советского периода. В этот период сняты с вооружения все самолеты и зенитные ракетные комплексы устаревших типов. Боевой состав ВВС, авиации ПВО и ВМФ к концу периода был представлен почти исключительно самолетами четвертого поколения (Ту-22М3, Су-24М/МР, Су-25, Су-27, МиГ-29 и МиГ-31). Общая численность ВВС и авиации ПВО сократилась почти втрое — с 281 до 102 авиационных полков.

К 1995 году прекратилось серийное производство самолетов для ВВС и авиации ПВО. В 1992 году поставки новой авиатехники составили 67 самолетов и 10 вертолетов, в 1993 году — 48 самолетов и 18 вертолетов, в 1994 году — 17 самолетов и 19 вертолетов. В 1995 году закуплено только 17 вертолетов.

Тем не менее предпринимались попытки продолжения программ модернизации и перевооружения ВВС, начатых в позднесоветские годы. Продолжались испытания модифицированных истребителей МиГ-29М, МиГ-31М, Су-27М и Су-30, штурмовиков Су-25ТМ (Су-39), делались попытки начать их производство. Был возобновлен мелкосерийный выпуск бомбардировщиков Ту-160. Продолжалось проектирование истребителя пятого поколения МФИ, экспериментального истребителя Су-47, фронтового бомбардировщика Су-27ИБ (Су-34), военно-транспортного самолета Ан-70 (совместно с Украиной), гидросамолета А-40. На вооружение армейской авиации в 1995 году номинально принят новый боевой вертолет Ка-50.

На этот же период пришлось участие ВВС в первой войне в Чечне (1994-1996 годы), имевшее двойственное значение. С одной стороны, эта кампания дала летному составу ВВС и особенно армейской авиации серьезный боевой опыт и помогла поддержать налет. С другой стороны, она привела к поглощению значительных финансовых ресурсов, которые могли быть использованы для реформирования ВВС и поддержания их боеготовности. Кроме того, война вызвала серьезный износ вертолетного парка.

На протяжении всего первого периода массированные сокращения парка ВВС отставали от обвального ежегодного уменьшения военных расходов. При этом доля ВВС в общем бюджете Минобороны составляла в 1998 году всего 9%. Это привело к невозможности содержать на приемлемом уровне даже оставшиеся силы. В 1998 году средний налет летчиков фронтовой авиации составил всего 20 часов. Из-за низкого уровня зарплаты, плохих бытовых условий и отсутствия перспектив происходил массовый отток обученного летного состава. Резко ухудшалось состояние авиатехники ввиду отсутствия средств на плановые ремонты и закупку запчастей.

В ходе второго этапа (1998-2003 годы) были приняты меры по реформированию ВВС. Важнейшим шагом в этом направлении стало объединение ВВС и войск ПВО с 1998 года в единый вид вооруженных сил. Слияние сопровождалось значительными сокращениями, причем основной удар пришелся на бывшие войска ПВО. За один только 1998 год общее число авиационных полков сокращено со 102 до 70, зенитных ракетных полков — с 70 до 40. Практически все оставшиеся полки фронтовой авиации переведены с трехэскадрильного на двухэскадрильный штат, что уменьшило их штатный состав с 40 до 26-28 самолетов. Расформировано большое количество штабов соединений и объединений. Всего за год сокращено 123 тыс. должностей, расформировано 580 частей и подразделений. К началу 1999 года численность "новых" ВВС составила 192 тыс. человек вместо 318 тыс., насчитывавшихся суммарно в ВВС и ПВО до их объединения. Численность авиапарка сократилась почти вдвое, был произведен массовый вывод в резерв значительного числа истребителей четвертого поколения МиГ-29, МиГ-31 и Су-27.

Финальным актом преобразований стал переход в 2002 году под контроль ВВС армейской авиации с новыми сокращениями ее состава. Последняя реформа вызвала ожесточенную критику и до сих представляется достаточно спорным шагом.

В условиях резкого сокращения финансирования стала очевидной невозможность серийного производства разрабатывавшихся в 1980-1990-е годы боевых самолетов и вертолетов, которые к тому же из-за затянувшихся исследовательских работ стали устаревать. Это вызвало массовую ревизию практически всех программ вооружения ВВС. К концу 90-х годов прекращены программы МиГ-29М, МиГ-31М, Су-27М, а затем и МФИ. После 2000 года свернута программа так и не пошедшего в большую серию вертолета Ка-50, а взамен возобновлены работы по его конкуренту Ми-28Н. Из-за высокой стоимости и политических разногласий с Украиной постепенно сошла на нет программа создания транспортного самолета Ан-70.

Руководство объединенных ВВС и ПВО приняло решение сконцентрироваться на меньшем количестве ключевых перспективных программ авиационной техники. Вместо МФИ была начата разработка нового типа истребителя пятого поколения ПАК ФА, конкурс на который выиграла компания "Сухой". Было решено финансировать разработку той же компанией "Сухой" "глубоко модернизированного" истребителя Су-35 (Су-27БМ), имеющего в том числе и экспортные перспективы. Кроме того, была сохранена программа фронтового бомбардировщика Су-34, который, однако, было решено переоснастить радиоэлектронным оборудованием нового поколения. В качестве будущего учебно-тренировочного самолета ВВС для дальнейшей отработки был выбран Як-130. Был также дан старт новым проектам транспортных самолетов.

Одновременно командование ВВС впервые серьезно обратилось к вопросу модернизации существующей авиатехники, окончательно осознав тот факт, что адекватной численной замены ей в ближайшие годы в любом случае не предвидится. После 2000 года запущены реальные программы модернизации самолетов Су-24М, Су-25, Су-27, МиГ-31, Ту-22М3, Ту-95МС, Ту-160, А-50 и Ил-76ТД, вертолетов Ми-8 и Ми-24П. Тем не менее из-за недостаточного финансирования реализация большинства из них затянулась, и они осуществляются в явно недостаточных объемах.

Начиная с 1999 года ВВС принимали участие во второй военной кампании в Чечне. Ввиду острейшей нехватки финансирования эта кампания наложила на российскую военную авиацию тяжкий груз, отвлекая значительные ресурсы и значительно ухудшая общую боеготовность.

Третий этап начался в 2004 году и продолжается по настоящее время. К 2004 году после всех реорганизаций, переподчинений и сокращений окончательно сложились оптимизированная структура и состав ВВС, сохраняющиеся практически без изменений по настоящее время. Политическая и экономическая стабилизация в стране, рост военных расходов способствовали улучшению состояния военной авиации и началу ее фактического возрождения.

Уже в 2007-2008 годах стало возможным говорить и о начале действительного роста боевого потенциала ВВС России. Помимо возобновления "зарубежных" полетов российских стратегических бомбардировщиков значительно возросла интенсивность учений ВВС и ПВО. Увеличился налет пилотов ВВС РФ — за 2007 год на 35%, достигнув для фронтовой авиации среднего значения в 40 часов. Кое-где средний налет был еще выше, составив до 80 часов в частях фронтовой авиации 4-й (Северо-Кавказский военный округ) и 11-й (Дальневосточный военный округ) армий ВВС и ПВО. В дальней авиации налет командиров бомбардировщиков составил от 80 до 100 часов. Начата модернизация имеющихся и поставка в войска новых образцов боевой техники.

Современные ВВС России
В настоящее время ВВС России остаются внушительной силой. По численности авиапарка они уступают только ВВС США и Китая, а по боевому потенциалу (с учетом многочисленной дальней авиации) — только ВВС США. На начало 2008 года численность личного состава ВВС РФ составляла 183 тыс. человек, в эксплуатации находилось около 2800 самолетов и вертолетов. Структурно в состав ВВС входят:

авиация (бомбардировочная, истребительная противовоздушной обороны, штурмовая, разведывательная, транспортная, специальная);
зенитные ракетные войска;
радиотехнические войска;
специальные войска;
части и учреждения тыла.

Оперативная структура ВВС построена на сочетании функционального и территориального принципов. Организационно в состав военно-воздушных сил входят девять главных объединений (армий), четыре из которых — Командование специального назначения (включающее по одной армии ВВС и ПВО), а две воздушные армии (дальняя и военно-транспортная авиация) находятся в подчинении Верховного главнокомандования вооруженных сил.

Кроме того, пять объединенных армий ВВС и ПВО находятся в оперативном подчинении соответствующих территориальных военных округов. Они объединяют всю боевую и вспомогательную авиацию, зенитные ракетные и радиотехнические части на территории округа. Эти армии имеют сложную иерархическую структуру и состоят из корпусов, дивизий и отдельных полков. Их состав сильно различается в зависимости от стоящих задач, зон ответственности и степени угрозы.

Основной тактической единицей ВВС является полк. Авиационный полк сейчас состоит, как правило, из управления и двух авиационных эскадрилий (обычно штатный состав эскадрильи — 12 самолетов или до 24 вертолетов). Зенитный ракетный полк ПВО включает от двух до четырех дивизионов ЗРК С-300П или С-400 (один дивизион представляет собой один комплекс).

Вследствие нехватки финансовых средств на проведение ремонта и закупку запасных частей техническое состояние авиационного парка ВВС является довольно низким, что усугубляется значительным возрастом самолетов. Номинально процент боеготовых машин в авиационных полках колеблется от 40 до 60, но фактически в ряде случаев находится на более низком уровне. В настоящее время именно небольшой ресурс и нехватка запасных частей (а вовсе не недостача топлива, как раньше), являются основными факторами, ограничивающими налет личного состава ВВС. В целом техническое состояние авиационного парка является основной текущей проблемой военно-воздушных сил.

В составе дальней авиации насчитывается 16 стратегических бомбардировщиков Ту-160, 68 Ту-95МС (4 из них учебные) и до 120 дальних бомбардировщиков Ту-22М3 (включая несколько учебных и переделанных в разведчики). Кроме того, еще до 90 самолетов Ту-22М2 и Ту-22М3 находятся на хранении, а 4 Ту-160 и 7 Ту-95МС используются для испытательных целей. Основным оружием Ту-95МС и Ту-160 являются ядерные стратегические крылатые ракеты Х-55.

Продолжается сборка еще двух или трех Ту-160. Начаты работы по модернизации имеющихся Ту-160, Ту-95МС и Ту-22М3 (включая придание Ту-160 возможности использования неядерных средств поражения — как высокоточных, так и обычных бомб). Всего государственная программа вооружений на 2007-2015 годы предусматривает модернизацию 159 самолетов дальней авиации.

На вооружение принята неядерная крылатая ракета Х-555 (изготавливается из имеющихся в наличии ракет Х-55), завершаются испытания крылатых ракет нового поколения Х-101 и Х-102. Проектируется новый стратегический бомбардировщик ПАК ДА, однако его появление возможно не ранее 2020 года.

Серьезным недостатком российской дальней авиации (как и ВВС в целом) является недостаточное количество самолетов-заправщиков (20 Ил-78). Сообщалось о планах приобретения до 30 новых заправщиков на основе лайнера Ил-96, однако неизвестно, насколько это реализуемо с финансовой точки зрения.

К фронтовой авиации относят тактические боевые самолеты — фронтовые бомбардировщики, штурмовики, истребители и разведчики. Всего ВВС РФ располагают примерно 1400 таких самолетов — до 300 Су-24М, до 100 Су-24МР, около 200 Су-25, до 300 Су-27, около 30 МиГ-25РБ, до 270 МиГ-29, около 200 МиГ-31. Еще до 900 самолетов находится на хранении (до 200 Су-24, 100 Су-25, 100 Су-27, 300 МиГ-29, 200 МиГ-31).

Программы модернизации самолетов фронтовой авиации ведутся медленно ввиду нехватки средств. К началу 2008 года ВВС получили 36 модернизированных истребителей Су-27СМ, 11 фронтовых бомбардировщиков Су-24М2, 10 штурмовиков Су-25СМ, 2 истребителя-перехватчика МиГ-31БМ. По государственной программе вооружений 2007-2015 годов всего планируется модернизация 408 самолетов фронтовой авиации.

Госпрограмма предусматривает и поставку к 2015 году 116 новых самолетов, в том числе 56 фронтовых бомбардировщиков Су-34. Возможно, будет закуплено несколько истребителей Су-35. Выпуск Су-34 идет с задержками (в 2007 году планировалось изготовить 6 самолетов, но не сделано ни одного), а прототип Су-35 только в 2008 году совершил первый полет. Очевидно, что даже в случае полного выполнения госпрограммы вооружения, к 2015 году из 39 имеющихся сейчас полков фронтовой авиации новыми самолетами будут вооружены максимум 4, а модернизированными — максимум 18.

Главной исследовательской программой остается создание истребителя пятого поколения ПАК ФА компанией "Сухой" по проекту Т-50 (И-21). Первый прототип предполагается поднять в воздух в 2009 году. С 2012 года планируются испытания ПАК ФА с двигателями пятого поколения. Сроком начала серийного выпуска Т-50 оптимистично называют 2015 год, но, вероятно, это произойдет не ранее 2020 года.

Фронтовая авиация РФ серьезно отстает от ВВС западных стран в оснащении современным управляемым оружием. Лишь недавно завершены госиспытания первых управляемых бомб со спутниковой коррекцией. Российские истребители фактически не имеют на вооружении "загоризонтных" ракет класса "воздух-воздух" с активными радиолокационными головками самонаведения. Отсутствуют у ВВС и высокоточные оперативно-тактические авиационные крылатые ракеты. Реальное появление нового поколения вооружений возможно не ранее 2010 года.

Силы противовоздушной обороны насчитывают около 100 действующих дивизионов зенитных ракетных комплексов С-300П современных модификаций, а также один комплекс С-400. Еще до 50 дивизионов систем С-300П (в основном старых версий) находятся на хранении. Начата программа модернизации наличных комплексов С-300П. Начиная с 2006 года идет поставка ВВС нового зенитного ракетного комплекса четвертого поколения С-400 "Триумф". Первый дивизион С-400 заступил на опытное боевое дежурство около Москвы летом 2007 года. В 2007-2015 годах планируется поставка еще 18 дивизионов С-400, которые будут использоваться еще в 9 полках совместно с комплексами С-300П. В то же время комплекс С-400 до настоящего времени использует только ракеты от "старого" комплекса С-300ПМ, а поступление на вооружение специально разрабатываемых для С-400 ракет 9М96 и дальнобойной 40Н6 произойдет, видимо, не ранее 2010 года.

Для прикрытия позиций комплексов С-300П и С-400, РЛС и аэродромов планируется начиная с 2010 года закупка нового зенитного ракетно-пушечного комплекса ближнего действия "Панцирь" (потребности оцениваются в 400 таких систем).

Для радиотехнических войск ведется создание новой единой радиолокационной станции обнаружения воздушных целей, призванной заменить все радары старых типов. Ее испытания должны начаться в 2008 году. Кроме того, концерн ПВО "Алмаз-Антей" занимается созданием зенитного ракетного комплекса пятого поколения "Самодержец", который будет способен также решать задачи противоракетной и противокосмической обороны.

В вопросах военно-транспортной авиации после отказа от программы создания военно-транспортного самолета Ан-70 ВВС России делают ставку на сохранение и развитие парка своих основных транспортных самолетов Ил-76 (сейчас в военно-воздушных силах РФ насчитывается 210 таких машин). Планируется начало серийного производства в Воронеже модифицированных самолетов Ил-76МФ с двигателями ПС-90А. Кроме того, начато переоснащение этими двигателями имеющихся в ВВС самолетов Ил-76МД. Для замены парка Ан-12 планируется разработка совместно с Индией перспективного среднего военно-транспортного самолета по программе МТА, но его перспективы до сих пор неясны, хотя ВВС России высказывают потребность примерно в 100 таких машинах. Вместо Ан-24 и Ан-26 создается легкий транспортный самолет Ил-112В, первый полет которого намечен на 2009 год. Всего по государственной программе вооружений 2007-2015 годов предполагается закупка для ВВС 4 самолетов Ил-76МФ, 18 Ил-112В и 10 Ту-204/Ту-214, а также модернизация 14 Ил-76МД.

Положение армейской авиации в ВВС часто критикуют, поскольку считается, что она оказалась в роли падчерицы. Тем не менее в последние годы были приложены усилия к реальному продвижению сильно затянувшейся (с начала 1980-х годов) программы создания нового поколения боевых вертолетов. Начиная с 2003 года активно ведутся испытания Ми-28Н, избранного теперь в качестве основного боевого вертолета и доведенного до стадии серийного производства. К настоящему времени построено уже 11 машин этого типа, а по госпрограмме вооружений ожидается закупка 67 вертолетов (общие потребности ВВС оцениваются в 300 Ми-28Н). Вместе с тем решено достроить три боевых вертолета Ка-50 и 12 двухместных Ка-52. Кроме того, начиная с 2003 года ведется модернизация имеющихся вертолетов Ми-24П и Ми-8МТВ в варианты соответственно Ми-24ПН и Ми-8МТКО, приспособленные для ночных действий. Всего в 2007-2015 годах планируется поставка 156 новых и 372 модернизированных вертолетов. При наличии сейчас на вооружении ВВС до 500 вертолетов (примерно 240 боевых Ми-24, несколько боевых Ка-50 и Ми-28Н, 25 транспортных Ми-26, остальные — транспортные типа Ми-8) это позволит в принципе сохранить наличный состав армейской авиации. В отдаленном будущем намечается поставка армейской авиации легких вертолетов Ка-60 и транспортных вертолетов Ми-38, а также перспективных тяжелых транспортных вертолетов, однако сейчас статус всех этих программ окончательно не определен.

Общепризнано, что вооруженные силы России (включая и ВВС) значительно отстают от мирового уровня в развитии и опыте применения беспилотных летательных аппаратов (БЛА). На вооружении ВВС России находятся только устаревшие громоздкие разведывательные БЛА типов Ту-141, Ту-143 и Ту-243.

Сейчас к преодолению этого отставания прикладываются значительные усилия. Сразу в нескольких российских КБ идет разработка широкой гаммы различных БЛА (в основном разведывательных), установлены определенные контакты в этой сфере с израильскими компаниями. РСК МиГ по заказу ВВС ведет создание малозаметного ударного БЛА "Скат", макет которого был продемонстрирован в 2007 году, а начало летных испытаний ожидается в 2009 году.

«Развитие авиации ВВС в среднесрочной перспективе пойдет по эволюционному пути развития, сочетающему модернизацию авиационной техники, имеющей значительный остаточный летный ресурс, и закупку перспективной авиационной техники поколений 4+, 4++ и пятого поколения», — сказал Зелин на брифинге во вторник.
По его словам, основной вклад в решение задачи глобального сдерживания вносит дальняя (стратегическая) авиация, на вооружении которой находятся ударные авиационные комплексы — самолеты Ту-95МС, Ту-160, Ту-22МЗ, а также самолеты-заправщики Ил-78.

«Наращивание боевых возможностей стратегического ракетоносца Ту-95МС будет происходить за счет модернизации каждой составляющей — повышения их технического совершенства и «интеллектуализации» информационных процессов боевого применения авиационного комплекса в целом», — отмечает главком.

Говоря о стратегическом бомбардировщике Ту-160, генерал связывает перспективы его дальнейшей модернизации прежде всего с «наращиванием боевых свойств, необходимых для решения ударных задач с применением обычного, неядерного вооружения, в том числе высокоточного». Кроме того, речь идет о модернизации систем бортового радиоэлектронного оборудования и расширении номенклатуры вооружения.

На самолете Ту-22МЗ, в свою очередь, произойдет обновление состава бортовых систем и довооружение высокоточным вооружением на базе управляемых средств поражения класса «воздух — поверхность».

По словам Зелина, основным компонентом ВВС, обеспечивающим региональное сдерживание, является фронтовая авиация с ее истребителями МиГ-31, Су-27 и МиГ-29, ударными самолетами Су-34, Су-24М и Су-25.

Каждая из этих машин обладает свойствами, выгодно отличающими ее от зарубежных аналогов, отметил военачальник.

То, что касается истребителя-перехватчика МиГ-31, то здесь можно расширять возможности БРЛС (бортовая радиолокационная станция), которая позволяет создавать собственное радиолокационное поле при действиях в условиях отсутствия информационной поддержки наземных и воздушных пунктов управления.

«Уникальные летные свойства самолета и его БРЛС могут быть с успехом использованы для обеспечения эффективного поражения радиоизлучающих и радиоконтрастных наземных (надводных) целей, ведения воздушной разведки», — отметил генерал.

По словам главкома, в случае с истребителями Су-27 и МиГ-29 возможность их существенного, почти вдвое, повышения ресурсных характеристик делает их модернизацию сравнимой — по критерию «эффективность/стоимость» — с разработкой новых самолетов.

«Основными ее направлениями являются обеспечение многофункциональности и повышение эксплуатационных характеристик», — сказал Зелин.

В свою очередь, дальнейшее развитие комплексов фронтовой авиации неразрывно связано с разработкой перспективного авиационного комплекса фронтовой авиации — ПАК ФА.

Основу ударной мощи фронтовой авиации в настоящее время составляет многофункциональный ударный Су-34.

«Разработке ПАК ФА в настоящее время большое внимание уделяется со стороны правительства РФ, руководства министерства обороны и Объединенной авиационной корпорации», — уточнил Зелин.

По данным ВВС, в период до 2015—2020 годов основу — около 70% — парка самолетов военно-транспортной авиации (ВТА) как по численности, так и по боевым возможностям будут составлять самолеты Ил-76.

«Использование турбореактивных двигателей позволило расширить диапазон скоростей полета Ил-76 до 825 км/ч и сократить сроки выполнения задач», — напомнил главком.

По его словам, для перевооружения ВТА на новую авиационную технику планируется завершить разработку и начать в обозримой перспективе закупки легких и средних военно-транспортных самолетов. С этой целью разрабатывается легкий военно-транспортный самолет нового поколения Ил-112В.

«Самолет по сравнению со своим предшественником будет обладать расширенными возможностями по перевозке и десантированию легких образцов вооружения и военной техники, повышенной топливной экономичностью и более низкой стоимостью жизненного цикла», — пояснил военачальник.

Особое место в системе вооружения ВВС занимает беспилотная авиация, основу которой составляют комплексы с беспилотными летательными аппаратами (БЛА).

«Комплексы с БЛА принципиально могут применяться для решения тех же задач, что и пилотируемые летательные аппараты. Однако основным предназначением комплексов с БЛА является решение задач в тех условиях, когда применение пилотируемых летательных аппаратов невозможно или нецелесообразно», — заявляет Зелин.

Комплекс с БЛА представляет собой совокупность взаимосвязанных в единую функциональную систему самого БЛА и наземных технических средств, которые обеспечивают боевое применение комплекса в воздухе и техническую эксплуатацию на земле.

Категория: Мои статьи | Добавил: pro100gamer (11.07.2009)
Просмотров: 1489 | Рейтинг: 1.0/1 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
E-mail:
Пароль:

  • www.berkuts.ru

  • Copyright MyCorp © 2017 Сайт управляется системой uCoz